Церковь и бесноватые

Лепина чтение

Когда они пришли к народу, то подошел к Нему человек и, преклоняя пред Ним колени, сказал: Господи! помилуй сына моего; он в новолуния беснуется и тяжко страдает, ибо часто бросается в огонь и часто в воду, я приводил его к ученикам Твоим, и они не могли исцелить его. Иисус же, отвечая, сказал: о, род неверный и развращенный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас? приведите его ко Мне сюда. И запретил ему Иисус, и бес вышел из него; и отрок исцелился в тот час. Тогда ученики, приступив к Иисусу наедине, сказали: почему мы не могли изгнать его? Иисус же сказал им: по неверию вашему; ибо истинно говорю вам: если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: «перейди отсюда туда», и она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас; сей же род изгоняется только молитвою и постом» (Мф.17:14-20)

Если предположить, что Христос разгневался только на учеников за их беспомощность и духовную криворукость (как это может показаться на основании 20 стиха), то будет совершенно непонятна суть негодования и раздражения Иисуса. Представьте: приходит бедный папаша, которому не смогли помочь апостолы, и невольно становится свидетелем такого «разноса» — насколько это тактично, красиво, уместно и, главное, сообразно с Богочеловечеством Христа? Если отец ни в чем не виновен, то почему и он слышит обвинения в неверии и развращенности?

С радостью обнаружил, что мои подозрения вполне разделяет св. Иоанн Златоуст, который пишет: «Писание свидетельствует, что этот человек был весьма слаб в вере. Это видно из многого: из того, что Христос сказал: верующему вся возможна (Мк. IX, 23); из того, что сам пришедший к Нему говорил: помози моему неверию (Мк. 9:24); даже и из того, что Христос запретил злому духу когда-либо войти в него, и, наконец, из того, что человек этот сказал еще Христу: аще можеши (Мк. 9:23)».
Правда, святой идет еще дальше в своих предположениях и полагает, что публичные обвинения касались именно родителя бесноватого парня и, в некоторой степени, свидетелей происходящего, но не самих апостолов. Напротив, Христос защищает перед толпой своих учеников: Он снимает «обвинение в глазах народа, более обвиняет его самого… Чтобы не смутить его, Он обращается не к нему одному, но и ко всем иудеям. Вероятно, многие из предстоящих соблазнились и стали думать худо об учениках». Как говорит блж. Иероним Стридонский, «невозможность исцеления зависит иногда не от бессилия исцеляющих, а от веры тех, которых нужно исцелить, как говорит об этом Господь: Вера твоя спасла тебя» (Мк. 5:34; 10:52)

Если предположить, что в обращении отца бесноватого юноши была не только немощная просьба, но и «наезд», претензия и обвинение, то реакция Христа становится более понятной: в границах публичного диалога Он обличает неверие отца бесноватого (публичное обвинение – публичное оправдание), а при келейном разборе полетов обличение получают уже и сами апостолы (наедине спросили – наедине получили ответ). Все это немного напоминает разборки в детской поликлиннике или задачки по деонтологии и врачебной этике, но самое главное, что за всей этой суматохой про ребенка не забыли — он исцелился тотчас.

В заключение замечу, что неверие отца, которое обличает Христос, возможно, касалось не только не-до-верия по отношению к Богу, но и неверия по отношению к апостолам. Напомню, что еще 10 глава Евангелия от Матфея говорит нам, что Христос, «Призвав двенадцать учеников Своих, Он дал им власть над нечистыми духами, чтобы изгонять их и врачевать всякую болезнь и всякую немощь» (Мф.10:1).
От неверия в Бога проистекает и неверие в Церковь: в ее право, полномочия, силу, возможности… И редко когда Церковь что-то может сделать с этим неверием, раз уж оно есть – поскольку Церковь есть тоже собрание людей, которым самим никогда не хватает веры. Разума. Воли. Чувства. Совести… Я вообще не знаю, чего хватает Церкви. Денег – и то не хватает!
Но в Церковь, даже если ей, по-вашему, чего-то и не достает, лучше верить, чем не верить. Ибо, несмотря на все наши человеческие немощи и уродства, она есть «Церковь Бога живаго, столп и утверждение истины» (1Тим.3:15).